ИСТОРИЯ КИШИНЁВА: ГОРОДСКАЯ УСАДЬБА БЕССАРАБСКИХ ДВОРЯН

11 October 2019
  Городская усадьба бессарабских дворян
 
Стоит на углу улиц Михая Эминеску и Вероники Микле старый особняк (ул. Эминеску, 52).
 

Некогда роскошный особняк, сегодня заштукатуренное офисное здание.

Верхняя часть фасада по замыслу авторов контрастировала с тесаным камнем цокольного этажа и с лепным орнаментом над окнами и дверью, впечатляя прохожих нездешней красотой.

Специалисты относят здание к эклектике в духе венецианского Возрождения. Архитектор проекта – предположительно – Бернардацци, а создавался дом – точно известно – для семьи Инглези.

Дворянский род Инглези был известен не только в Бессарабии, а в Бессарабии он был не просто известен – о нем ходили легенды. Проживавший в Кишиневе в начале 19 века богатый помещик по фамилии Инглези, наряду с состоянием обладал и широтой взглядов. Так, он женился на красавице, что само по себе рискованно, а если красавица – из цыган – рискованно вдвойне. Справедливости ради заметим, что он был не единственным и не первым ценителем красоты своей жены Людмилы-Шекоры, ведь она попала к нему в дом не прямо из табора. В таборе, раскинувшем шатры у села Боюкань, прежде ее нашел другой богач – Бодиско, сделав своей женой. А вот после смерти Бодиско на Людмиле женился Инглези. Кишиневские предания гласят, что ее красотой пленился и заезжий молодой человек – выдворенный из Петербурга в канцелярию Инзова коллежский секретарь – уже известный и уже опальный поэт – Пушкин. Предания подтверждаются и письменными свидетельствами очевидцев (записанные А. Трегубовым воспоминания кишиневского старожила Градова). П. И. Бартенев – русский историк и литературовед, ведший записи рассказов о Пушкине от современников поэта, также утверждает, что Инглези вызывал Пушкина на дуэль, но Инзов, узнав, арестовал поэта и посадил его на десять дней гауптвахты. Инглези же, также по инициативе Инзова, был вручен билет с «разрешением выезда за границу», куда он и отправился вместе с супругой, и дуэли не состоялось.

Но здание, о котором речь, строил не ревнивец-муж красавицы цыганки. К тому времени, как дом был возведен (в 1873-75 гг.), обольстительной Шакоры давно не было на этом свете, жизнь она прожила недолгую – родилась в 1802 г., умерла то ли в 1823, то ли в 1825 г. Особняк возвел один из потомков этого рода – А. Д. Инглези, приобретя у коллежского асессора П.Г. Твердохлебова «дворовое место со строениями и финским домиком за 740 рублей серебром». Новый каменный дом, выросший на этом месте, имел и второй вход со двора, и хозяйственные постройки. В верхнем этаже было семь комнат, богато оформленных, с паркетными полами, изразцовыми печами, роскошной лепниной. Внизу пять помещений – комнаты для прислуги, кухня, прачечная.

В 1889 году А. Д. Инглези дом продает. Его владелицей становится дворянка Александра Спиридоновна Кассо. Фамилия тоже небезызвестная. Самый знаменитый из дворянского рода Кассо – Лев Аристидович Кассо, министр народного просвещения Российской империи (1910-1914), оставшийся в истории как гонитель свободомыслия в университетах России.

Это он в 1911 году уволил большую группу либерально настроенных университетских профессоров, исключил и студентов-вольнодумцев (в 1912 г., например, всех слушательниц женского медицинского института – за неблагонадежность), запретил проведение студенческих собраний и т. д. Бывал ли Лев Кассо в этом доме? Родился он в 1865 году в Париже, юридическое образование получал в лучших европейских вузах – благодаря средствам от крупных земельных владений в Бессарабии.

Его дед, Степан Кассо одним из первых (в 1826 г.) был внесен в российскую дворянскую родословную книгу. Родовые имения Кассо находились в Сорокском уезде, и Лев Аристидович в1893 году был избран уездным земским собранием мировым судьей уезда на трехлетний срок, правда почетным. В этом же, 1893 году будущий государственный деятель приступает к должности экстраординарного профессора университета, расположенного далеко за пределами Бессарабии – Дерптского (Юрьевского) по кафедре местного права (Лифляндской, Эстляндской и Курляндской губерний, т. е. Латвии, Эстонии и Литвы). Затем он преподает в Харькове, а с 1899-го – в Москве. А в 1901 году этот дом был описан кредитной компанией.

В 1940 г. здание передали средней школе для девочек, находившейся на углу соседнего квартала. К началу 50-х там располагался интернат для музыкально одаренных детей.

В 60-70х гг. и дом, и двор принадлежали театру оперы и балета (оперный театр до 1980 года занимал одно здание с молдавским драматическим театром – сейчас – т-р им. М. Эминеску). Школьники, а особенно школьницы из находившейся через дорогу школы №15 (сейчас – украинский лицей им. Коцюбинского) в зимнее время, когда рано темнеет, а в помещениях зажигают свет, нередко стайками заворожено останавливались у окон полуподвального этажа, с восторгом разглядывая роскошные наряды из бархата и шелков, легкие белоснежные балетные пачки. В здании находились мастерские по пошиву театральных костюмов, а готовые сказочные наряды тесно висели в нижних помещениях. Во дворе же был гараж и ведомственные квартиры.

В 80-х гг. фасад прекрасного здания реставрировали по проекту архитектора Виктора Руденко.

 

Материал подготовлен: Кудрявцева Елена.
 
источник locals.md
 

Interesting property

Sale
30 800 €
Sale
1 500 000 €
Sale
600 000 €
Sale
250 €





© 2001-2020. Ltd «Lara». All rights reserved.